ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится

«Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится с новыми людьми.»

Ч. Хан.

— Ах! Какой великолепный образец цивилизации! — хохотнул, не выдержав, Ааз, оглядываясь вокруг и восторгаясь, словно ребенок, впервые попавший на ярмарку.

Мы небрежно прогуливались по одной из менее оживленных улиц Твикста. Всюду валялись где попало мусор и нищие, в то время как глаза‑бусинки грызунов, как человеческие, так и нечеловеческие, изучали нас из затемненных дверей и окон. Город представлял собой скопление зданий, прилепившихся вокруг армейского аванпоста, снабженного гарнизоном больше по привычке, чем по необходимости. Встречаемые иногда нами солдаты настолько выродились по сравнению с подтянутым образцом ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится вербовочного плаката, что часто трудно было сказать, кто выглядел более грозно — стражник или явно уголовный тип, которого он сторожил.

— Если ты спросишь моего мнения, это больше похоже на человечество в его наихудшей разновидности, — мрачно пробурчал я.

— Именно это я и сказал: великолепный образец цивилизации!

Я мало что мог сказать на это, не чувствуя себя завлекаемым на очередную философскую лекцию Ааза.

— Ааз, это мое воображение или люди пялятся на нас?

— Расслабься, малыш. В подобном городе жители всегда инстинктивно стремятся определить на глаз характер чужака. Они пытаются угадать жертвы мы или хищники. Наша задача — гарантировать им, что мы относимся ко второй категории.

Чтобы ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится проиллюстрировать свой довод, он вдруг круто обернулся и пригнулся, словно кот, обводя грозным взгядом пройденную улицу и положив руку на рукоять меча.

В окнах и дверных проемах возникло неожиданное движение, когда примерно дюжина полуразличимых фигур снова растаяла в темноте.

Одна фигура не исчезла. Девка облокотилась о подоконник, сложив руки так, чобы подчеркнуть полуприкрытые груди, и приглашающе улыбнулась ему. Он улыбнулся и помахал ей. Она нахально медленно провела кончиком языка по губе и неприлично подмигнула.

— Гм… Ааз?

— Да, малыш?

— Мне бы крайне не хотелось вмешиваться, но ведь предполагается, что ты дряхлый старик, помнишь?

Ааз все еще носил личину Гаркина. И кажется ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится этот факт на мгновение выскочил у него из головы.

— Хмм? Ах, да. Я полагаю, что ты прав, малыш. Однако это кажется никого не волнует. Может быть в этом городишке привыкли к старикам.

— Ну, а не мог бы ты, по крайне мере перестать хвататься за меч? Ему же полагается быть нашим боевым сюрпризом.

Ааз теперь носил плащ убийцы, который он опять быстро запахнул, чтобы спрятать меч.

— Да, слезешь ты наконец с моей спины, малыш? Я же сказал, никто, похоже, не обращает на нас ни малейшего внимания.

— Никто? — Я указующе мотнул головой в сторону девицы в окне.

— Эта ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится? Она обращает на нас не больше внимания, чем на любого другого на улице.

— В самом деле?

— Ну, если и обращает, то больше на тебя, чем на меня.

— На меня? Брось, Ааз.

— Не забывай, малыш, что ты теперь весьма впечатляющая личность.

Я моргнул. Это мне не пришло в голову. Я забыл, что на мне теперь была личина Квингли.

Мы спрятали охотника на демонов у городской черты. На самом деле, вообще‑то мы его закопали. Поначалу это предложение меня шокировало, но, как указал Ааз, статуя не нуждалась в воздухе, и это был единственный имевшийся у нас верный способ гарантировать, что его не ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится найдет кто‑нибудь другой.



Даже боевой единорог стоявший за нами, теперь полностью оседланный и в броне не помогал мне держать в уме свою новую личность. Мы уже слишком долго путешествовали вместе.

Полагаю, мне следовало теперь получать какое‑то удовлетворение от того факта, что я мог сохранять не только одну, но и две личины без сознательных мыслей об этом. Я его не получал. Меня нервировала необходимость помнить, что со стороны я кажусь иным, чем вижу себя сам.

Я бросил быстрый взгляд на девку. Когда наши глаза встретились ее улыбка заметно расширилась. Она проявила свой увеличивающийся энтузиазм, высунувшись еще дальше из окна ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится, и я начал беспокоится, что она может вывалится… из окна или из платья.

— Что я тебе говорил, малыш? — Ааз восторженно хлопнул меня по плечу и бесстыдно подмигнул.

— Я предпочел бы нравиться ей таким какой я есть на самом деле, — мрачно проворчал я.

— Цена успеха, малыш, — философски ответил Ааз. — Ну, не имеет значения. Мы здесь по делу, помнишь?

— Правильно, — твердо сказал я.

Я повернулся, чтобы продолжить наш путь, и преуспел только в том, что крепко ударил Ааза по ноге своим мечом.

— Эй! Поосторожней, малыш!

В этом ношении меча было, кажется, больше, чем виделось небрежному взгляду.

— Извини, Ааз, — начал оправдываться я ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится. — Эта штука немного тяжеловата на конце.

— Да? Откуда ты это знаешь? — огрызнулся мой товарищ.

— Ну… ты говорил.

— Я говорил? Так не пойдет, малыш. То, что тяжеловато на конце для меня, может не быть тяжеловато на конце для тебя. Баланс оружия — дело личное.

— Ну… полагаю, я просто не привык носить меч, — признался я.

— Это легко. Просто забудь, что ты носишь его. Думай о нем, как о части себя самого.

— Так я и думал. Именно тогда я и стукнул тебя.

— Хмм…мы еще поговорим об этом позже.

Уголком глаза я все еще видел девку. Она захлопала в ладоши, бесшумно ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится аплодируя, и послала мне воздушный поцелуй. И я вдруг сообразил, что, по ее мнению, я намеренно стукнул Ааза — чтобы сокрушить противника. Даже больше, она одобряла этот жест.

Я снова посмотрел на нее на этот раз более пристально. Может быть, позже я дам шанс Аазу на время ускользнуть и…

— Мы должны найти Фрумпеля, — прервал мои разбредающиеся мысли голос Ааза.

— Хмм…А как, Ааз?

— Путем быстроты и хитрости. Смотри, малыш.

Сказав это, он бросил быстрый взгляд вокруг. Из‑за угла как раз появилась стайка из трех шалопаев, деловито занятых игрой в неотдавалку с шапкой одного из них.

— Эй! — окликнул их Ааз. — Где ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится мне найти лавку Абдула Торговца Коврами?

— Две улицы прямо и пять налево! — крикнули они в ответ, показывая направление.

— Видишь, малыш? Это было совсем нетрудно.

— Восхитительно, — отозвался я, не особенно впечатленный этим.

— А теперь что не так, малыш?

— Я думал, мы стараемся избежать ненужного внимания.

— Не беспокойся, малыш.

— Не беспокойся?! Мы идем к деволу по делу, которое, предположительно, является важным, а ты, кажется, решил устроить, чтобы все, кого мы увидим, заметят нас и узнают, куда мы идем.

— Слушай, малыш, как обычно ведет себя человек, когда он приходит в новый для себя город?

— Не знаю, — признался я. — Я бывал не в столь уж ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится многих городах.

— Ну, позволь мне вкратце обрисовать тебе. Они хотят быть замеченными. Они флиртуют и поднимают большой шум. Они пялятся на женщин и машут людям, которых никогда раньше не видели.

— Но именно это‑то мы и делаем.

— Правильно! Теперь ты понимаешь?

— Нет.

Ааз испустил раздраженный вздох.

— Брось, малыш. Подумай минутку, даже если это и болезненно. Мы ведем себя как любой другой в незнакомом городе, поэтому никто не посмотрит на нас дважды. На нас обратят не больше внимания, чем на любого новоприбывшего. А вот если бы мы последовали твоему предложению, и вошли бы в город крадучись, ни с кем ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится не разговаривая, ни на что не глядя, и действительно упорно старались быть незамеченными, тогда каждый житель и его младший брат уставились бы на нас, пытаясь выяснить, что же это мы затеяли. Теперь ясно?

— Я…я думаю, да.

— Хорошо. Потому что вот и наша цель.

Я моргнул и посмотрел в направлении его указующего перста. Там между кузницей и кожевенной мастерской притулилась лавка. Как я сказал, городская жизнь была мне в новинку, но я признал бы в ней лавку торговца коврами, даже если бы ее и не украшала большая вывеска, провозглашавшая ее таковой. Весь фасад вывески был щедро разукрашен геометрическими ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится узорами, которые явно должны были состязаться с узорами коворов, находящимися внутри. Полагаю, ей предназначалось выглядеть богатой и процветающей. Я же находил ее непростительно безвкусной.

Наш разговор настолько поглотил меня, что я на мгновение забыл о нашей миссии. Однако, теперь, когда непосредственно перед нами предстала лавка, ко мне мигом вернулась моя нервозность.

— Что мы будем делать, Ааз?

— Прежде всего, думается мне, я опрокину рюмашку.

— Рюмашку?

— Правильно. Если ты думаешь, что я собираюсь состязаться с деволом в остроте ума на пустой желудок, то тебе лучше отказаться от этой мысли.

— Рюмашку? — повторил я, но Ааз уже исчез, целеустремленно шагая к ближайшей таверне ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится. Едва ли я мог что‑нибудь сделать, кроме как последовать за ним, ведя на поводу единорога.

Даже на мой деревенский взгляд таверна была заведением сомнительным. Линялый навес снабжал мрачной тенью небольшое скопление обшарпанных деревянных столов. Жужжали мухи вокруг спящей на одном из столов кошки…по крайней мере, я хотел бы считать, что она спит.

Привязывая единорога к опоре навеса, я слышал, как Ааз ревет, требуя у трактирщика два самых больших графина вина. Я вздохнул, начиная отчаиваться в том, что Ааз когда нибудь приспособится к своей личине старика. Однако трактирщик, похоже не заметил никакого несоответствия между внешностью Ааза и его наклонностями пьяницы ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится. Мне пришло в голову, что Ааз, возможно, прав в своих теориях о том, как пройти незамеченным. Горожане, кажется, привыкли к шумным грубиянам любого возраста.

— Садись, малыш, — скомандовал Ааз. — Ты заставляешь меня нервничать, так вот мешкая.

— Я думал, что мы шли поговорить с деволом, — проворчал я, опускаясь на лавку.

— Расслабься, малыш. Несколько минут туда‑сюда не составляют такой уж большой разницы. Кроме того, взгляни!

В лавку входила молодая, хорошо одетая пара.

— Видишь? Мы все равно не смогли бы заняться никаким делом, до тех пор, по крайней мере, пока они не уйдут. Разговор, который мы собираемся затеять, нельзя вести ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится при свидетелях. Ах!

Прибыл трактирщик, звякнув на столе двумя графинами вина на лишенный блеска лад.

— В самое время! — заметил Ааз, схватив по графину в каждую руку и немедленно высосав один. — А ты разве не примешь что‑нибудь, малыш?

Он запрокинул голову и второй графин опустел.

— Пока мой друг решает, принеси‑ка мне еще два…и на этот раз пусть они будут приличных размеров, даже если тебе придется воспользоваться ведром!

Трактирщик отступил, заметно потрясенный. Меня это ничуть не удивило. Я уже был свидетелем способности Ааза поглощать спиртное, поразительной даже в эпоху, славившуюся горкими пьяницами. А что меня огорчало, так это ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится то, что трактирщик отбыл, не взяв у меня заказ.

В конце концов я получил свой графин вина только для того, чтобы обнаружить, что мой желудок слишком разнервничался, чтобы охотно принять его. В результате я кончил тем, что медленно потягивал вино. Другое дело Ааз. Он продолжал заливать за воротник с тревожащей скоростью. Пил он довольно долго. Фактически мы просидели почти целый час, и по‑прежнему пара, вошедшая в лавку, не подавала признаков жизни.

Наконец стало невтерпеж даже Аазу.

— Интересно, что их там так задерживает? — проворчал Ааз.

— Может быть, им трудно принять решение, — предположил я.

— Брось, малыш. Лавка не так ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится уж велика. У него не может быть слишком большого ассортимента.

Он допил свое вино и встал.

— Мы ждали достаточно долго, — провозгласил он. — Давай‑ка теперь отправим этот цирк на гастроли.

— Но как насчет пары? — напомнил я.

— Мы просто вдохновим их на более быстрое завершение их дела.

В этих словах звучала скрытая угроза, и зубастая усмешка Ааза служила достаточным подтверждением, что вот‑вот случится что‑то неприятное.

Я готов был попытаться его отговорить, но он уже тронулся решительным шагом через улицу, оставив меня в одиночестве. Я постарался догнать его, оставив в спешке единорога. Но это удалось мне не раньше, чем он ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится вошел в лавку.

Я нырнул за ним следом, опасаясь самого худшего. Мне не требовалось беспокоиться. За исключением владельца, лавка была пустой. Нигде не было никаких признаков пары.


documentaedvoaj.html
documentaedvvkr.html
documentaedwcuz.html
documentaedwkfh.html
documentaedwrpp.html
Документ ГЛАВА 11. «Одна из радостей путешествия — это возможность посетить новые города и познакомится